2010.07.09 | Пермь | Чайтанья Чандра Чаран пр. | «Анатомия ложного эго», ответы на вопросы

Вопрос: вы сказали, что когда мужчина и женщина вступают в брак, они начинают служить друг другу. Но имеется в виду, что это же должно быть взаимное служение? Если допустим один в курсе, а другой не знает, что надо служить и как это делать?
Ответ: Тогда он будет эксплуатировать. Эгоист будет эксплуатировать.
Вопрос: Это понятно. Но вот допустим, я уже это знаю, а мужчина еще нет. Как ему это рассказать, чтобы он воспринял эту информацию?
Ответ: Найдите способ. Если вы будете его учить, ничего не получится, верно же? Подложите ему книгу или диск какой-нибудь, и спросите – «что думаешь на этот счет?» Вопрос задайте. Он скажет – «я еще не слушал, но вот послушаю и скажу тебе».
Вопрос: А если не захочет слушать?
Ответ: Не захочет слушать? Ну, что-то же всё равно проникнет. Или можете рассказать, о чем вы читали, спросить его мнение. Вот в таком ключе вы должны передавать информацию мужу, ненавязчиво. Мужчина упрям в том смысле, что он никогда не захочет получать наставления от жены. Это его природа. Но жена же гибкая, разумная.
Пища, освященная пища меняет в семье атмосферу главным образом. Даже не сама по себе информация, которую трудно понять. Это лекция нужна, и не одна, а две, три, цикл лекций. А освященная пища сразу может дать представление о духовной жизни в семье.
Освященная пища – это главное, что связывает семью. Пища – это одна из основ семьи, общая пища, это семья называется. Если мы вместе принимаем одну пищу, мы становимся как семья, скрепляется наш союз. Итак, пища чистая и освященная в семье рекомендуется, предложенная Богу обязательно.
Вопрос: Вы в лекции сказали, что часть сексуальной энергии можно сублимировать, трансформировать в творчество. А можно ли полностью сексуальную энергию сублимировать в творчество? Ну то есть не унесет ли человека, если он творческий, и его понесло в творчество, и получается, что сексуальной энергии не хватает, может такое быть? Как с точки зрения Вед, это правильно, разумно?
Ответ: Это тоже аномалия может быть в каком-то смысле. Я такой случай помню в Москве, ко мне пришел мужчина и стал жаловаться на дочь. Дочери было в то время 18 лет, известная балерина. Она готовилась стать примой вообще. И он сказал — «у меня проблема с дочерью. Она не развивается как женщина вообще. Ее биологический возраст 11 лет. Все врачи подтверждают, хотя ей 18». Почему? Она в балете вся, в творчестве. Нет выходных, нет друзей, с утра до вечера каждый день она работает, работает, работает. Я говорю – «приведите, я посмотрю, что за девочка». Он привел. И вошло такое, не касающееся пола существо, летящее. 11-12 лет, не больше. Такая чистая, я был поражен вообще. 18 лет. В уме ничего нет, кроме балета. Это просто живой образ балета. Но когда я с ней поговорил, у нее был очень ясный рассудок, очень хороший разум. Поэтому она сбалансируется постепенно.
Итак, если творчество в добродетели, то не бойтесь. Если творчество в страсти или невежестве, то это может быть проблема. Это чревато извращениями.
Вопрос: Я так понимаю, что если жить по тем правилам, которые вы привели, то можно жить с любым человеком. Ну, если он тоже этого хочет. А что Веды говорят насчет второй половины, судьбы? Может, первый выбор был неосознанным, по молодости или еще как-то.
Ответ: Бывает такое, верно. Есть варны, социальные уклады человеческие. И там брак нужно правильно организовывать. Есть 4 типа людей, согласно варнам – это учителя, воины, бизнесмены и рабочие. Вот четыре типа, четыре профессиональных уклада бывает в обществе. И женщины, и мужчины соответствуют этому, и для женщин, и для мужчин это справедливо. То есть учителем может быть и женщина, и мужчина, воином тоже, бизнесменом также, по природе, и рабочим также. И если мужчина, скажем, рабочий, то ему не рекомендуется брать жену из более высоких социальных укладов. Он должен брать из такой же варны. Но если женщина рабочая, она может выходить замуж за мужчину более высокой варны. Если, скажем, женщина-воин, она выходит замуж за интеллектуала, интеллигента. Либо равный. То есть женщина может принять. Но мужчина не может жениться на интеллектуалке, будучи воином, она его интеллект подавит, неблагоприятно для мужчины будет. А наоборот можно. Самое сложное – это женщина, которая находится на высоком уровне интеллекта, ей трудно найти пару. Все ниже оказываются. Только этого же уровня, и еще должен превосходить ее. Чем выше качества женщины, тем труднее судьба ее складывается, в этом смысле. Это одна сторона.
Вторая половина, частый вопрос, есть ли у меня вторая половина. Что здесь имеется в виду, вторая половина? Обычно люди как понимают это? Вот я имею вот такую форму эго. Вот такой кривой. А вторая половина – это форма, которая совпадает. Вот есть такая вторая половина, чтобы мне не меняться вообще? Сразу комфортно сесть в кресло, как будто там и был. Сразу за генерала замуж выйти, за богатого, никаких усилий не делать.
Веды говорят – вторая половина получается так. Вот скажем у вас такое эго, а у него вот такое. Ну не совпадает, ну никак, пытаетесь, но не совпадает. Что тогда делаете? Создаете брак, обязанности, ответственность, дхарма. И начинает вся эта система перемалываться, перетираться, с искрами, со скрежетом, с песком, с болью. И в конце получается такая ровная, гладкая такая половина. Получайте ее.
Это надо заработать. Не мечтайте, женщины, пожалуйста, на всё готовое. Тенденция для женщины сейчас обычная. Сразу получить готового мужа. Это нужно заслужить. Это так же как родить ребенка – нужно 9 месяцев, не раньше.
Вопрос: Значит не так, как мы думаем, что брак должен заключаться на основе любви? А любовь приходит в результате брака, даже если он был по молодости и ошибочным?
Ответ: Нет, и то и другое. Нельзя отвергать вот эту влюбленность, нужно уважать это чувство влюбленности. Но здесь другой пример поможет нам понять, что происходит. Пример из современного мира – запуск космического корабля. Вот это семья. Вы знаете, что семейная жизнь не является высшей целью нашей жизни? Есть четыре этапа жизни, и семейная жизнь – лишь один из этапов. Первый – это ученичество. Второй семья. Третий отшельничество, отход от дел, пенсионный возраст. И отречение от мира полное в конце жизни. Если жизнь наша 100 лет – делите на 4 части, по 25 лет примерно. 20 лет учитесь, 20-25 лет семья, потом отходите от дел, не мешаете молодежи, и приходите в полное отречение в старости, перед смертью. Всё, полный покой достигаете здесь, чтобы умереть бесстрашно, чтобы не родиться обеспокоенным. Реинкарнация. И космический корабль имеет такую вот примерно структуру, внизу огромные емкости с горючим. Почему? Вот такой выход энергии нужен, чтобы оторвать от земли эту махину, преодолеть силу тяжести. Это называется любовь. Если бы не было этой влюбленности, мужчина и женщина никогда бы не приняли все эти беспокойства семейной жизни, тем более муки рождения еще к тому же. Поэтому это та сила, которая соединяет людей вместе, начинает их жизненный путь, отрывает их от прошедших событий беспорядочных, организует их и начинается полет вверх. Но этот уровень прогорит, эта ступень будет отброшена на определенной высоте. Влюбленность отойдет. В силу вступит другая ступень – дхарма. И она тоже постепенно будет исчерпана. И здесь духовная любовь достигается, цель. То есть всё нужно, но на каждом этапе своей жизни необходимо. Влюбляться в 60 лет нехорошо, как ребенку, нехорошо. Для молодежи это хорошо. Для зрелых людей это уже нехорошо, они должны быть на другом уровне сознания. Всему свое время. То есть нас интересует любовь, как зрелых людей, а не влюбленность.
Вопрос: А если человек немолодой, но хочет создать семью, и уже получается, что влюбленность уже не для него, как же ему оторваться?
Ответ: Видите, сколько вариантов судьбы… Карма. Карма не обсуждается, это то, что вы не сможете обойти никогда. Наша задача – выполнить свой долг в этом мире. А уж что получится – от нас не зависит. Главное – выполнить свой долг. Если вы сделали всё возможное, что в ваших силах, чтобы воспитать хорошего сына, а он вырос все-таки негодяем – вы не виноваты, вы выполнили свой долг тем не менее. Вы возвысились в любом случае, каким бы он ни стал, вы то возвысились в любом случае, ваша жизнь не бессмысленна. Долг превыше всего. А карма, судьба, она все равно имеет место, от нее вряд ли можно уйти.
Т.е. есть конечно способ, есть три вида кармы – карма, викарма и акарма. Вот акарма помогает нам изменить карму. Но если я скажу, как это сделать, я не знаю, согласитесь ли вы на это. То есть способы есть, акарма, но это очень редкие люди могут сделать в своей жизни. Сказать? (явное одобрение в зале) Ого, тут у нас собрались как раз редкие люди! Хорошо, для редких людей я конечно скажу.
Карма – это благочестивая деятельность. То есть предписанная Священными Писаниями, законами Бога, законами Вселенной. Люби, не кради, не лги. Ну, заповеди. Делай добро, так скажем. Вот добрая деятельность называется карма. Плоды у нее хорошие – здоровье хорошее, красота, разум есть, рождение хорошее получаем, в богатой семье, не работаем. Это хорошая карма в прошлом, она так работает. Поэтому мы по-разному рождаемся. Кто-то бедным рождается, кто-то уже богатый, кто-то больной, кто-то здоровый, красивый, кто-то нет. Это карма разная, прошлая деятельность. И мы можем прямо сейчас совершать карму, хорошую деятельность, и результат будет тоже хороший.
Викарма – это наоборот. Вредоносная деятельность. Всё наоборот. Любить? Нет, я ненавижу, мне легче убивать, мне легче мстить, чем прощать, всё наоборот. Викарма – это греховная, отвратительная деятельность, насилие. Различные формы насилия. Результат – потеря разума, низкий интеллект, плохие качества, дурные. Упрямый, глупый как осел. Его будут люди эксплуатировать. Плохая, низкая работа, тяжело трудится, денег нет, талантов нет, дурной характер, внешний вид и прочее. Это всё результаты плохой кармы. Маленький срок жизни. Насильственная смерть, вот такие вещи. Видите, и карма, и викарма обуславливают нас. Одна хорошими вещами, другая плохими вещами.
Акарма. Частичка «а» означает «нет». Нет кармы. Это деятельность, которая освобождает и от одного, и от другого. Эта деятельность называется еще бхакти, сейчас переведу на русский язык, послушайте внимательно — это чистое преданное бескорыстное любовное служение. Так можно перевести этот термин с санскрита. Чистое любовное бескорыстное преданное служение. Это высочайшее счастье само по себе, если мы находим достойный объект. Любовь к Богу это означает. Вот тут вы изменяете полностью всю свою судьбу. Но это редкие люди могут освоить в этом мире. Из многих и многих тысяч людей едва ли один стремится к совершенству, пишется. Из многих тысяч достигших совершенства едва ли кто достигает любви к Богу. Это редко, но всё же это можно получить. Самому почти невозможно. Это всё равно как разжечь огонь без спичек, очень трудно. А если есть другой огонь – легко, от другого огня легко. Вот если мы хотим и будем общаться с людьми, которые имеют эту любовь – это легко. А если не общаемся – это практически невозможно. Это называется акарма. Дает бесстрашие, свободу, освобождение от страданий, это деятельность такого порядка.
Вопрос: Как же все-таки сексуальную энергию перевести в творчество?
Ответ: Не устали еще, послушаете? Я хочу более подробно ответить. Пять этапов. Этот вопрос касается нашего развития ума. Горе от ума всё. Я вот принял решение жить чистой жизнью. А ум меня тянет к старому. Память существует, желания существуют, эмоции существуют, и они меня тянут к старому. Вот давайте разберемся с умом теперь. Йога работает с умом. Укротить ум наша задача сейчас, поднять его выше.
Первая фаза умственной деятельности – это исследование темы. Мы говорим – «любовь к Богу» — хорошо, давайте исследуем, как ученые, давайте проведем исследование. Есть книги, есть примеры живые, давайте исследуем. Начинается размышление. Это первая фаза.
Второе, когда тема исследована, и вы получили импульс убеждения – «в этом что-то есть. Логично. Научно. Хорошо». Появляется решимость. Это второй этап начинается. Вы отрываете, отвлекаете ум, деятельность ума от многочисленных объектов этого мира. Ум же сейчас блуждает повсюду, по всей вселенной блуждает. Чувства его влекут куда-то. Его нужно отвлечь и сосредоточить на одном объекте, на этом предмете. Исследовали — теперь сосредоточимся на этом. Ум туда привлечем.
Третий этап. Когда мы научились сосредотачиваться на одном, это медитация, сначала медитация, мы направляем ум в эту сторону. Даем направление движения. Как это делается? Практически. Не так что мы сидим и о чем-то думаем. Например, мы говорим – вегетарианство. Ум исследовал, хорошо, сосредоточился, а затем нужно делать это. Осмыслить на практике. Направить ум — значит на практике осмыслить. Медитация, мы говорим – хорошо, практикуйте медитацию, направьте ум практически туда и осмыслите этот процесс. Это третий этап.
И тогда ваша медитация становится непрерывной, постоянной. То есть вам ничего никто не мешает. Ни день, ни ночь, ни погода, ни война, ни землетрясение. Вы сосредоточены, вы бесстрашны. И только после этого вы достигаете самадхи. Самадхи не скажу что такое. Запрещено говорить об этом тому, кто этого не испытал. А тому, кто испытал, об этом говорить не нужно.
Пять этапов, видите. Это открыто каждому человеку. Доступно любому человеку, у которого есть искреннее желание. Это не для элиты, для каждого человека. Начинайте исследовать, потом сосредотачиваться, потом направлять ум, практически что-то делайте, затем вы увидите, на четвертом этапе у вас откроются сверхэнергии, сверхсилы, вам нетрудно будет заниматься творчеством или чем-то еще.
На самом деле задача наша только одна – учиться отдавать, а не брать. Это сложнее чем брать, во всех отношениях. Потому что то, что я хочу дать, многие не берут. Талант нужен для того чтобы брали люди. И любовь это именно обмен когда мы отдаем друг другу себя. Вот пример – жили два брата. Один женат, у него много детей, а другой холост. А жили рядом. И было у них общее поле пшеничное, работали они там, собирали урожай, пшеницу выращивали. И вот этот брат неженатый плохо спал. Они делили урожай 50 на 50 процентов друг с другом. И неженатый брат плохо спит, думает потому что в уме – «вот несправедливо. Он женат, у него семья, много детей. А у меня нет никого, я один. А урожай напополам делим. Но ему же нужно больше, кормить семью. А мне то зачем 50%? Я ему говорю – бери больше, у тебя семья! Не соглашается. Отдает мне 50%». Он плохо спит поэтому, чувствует, что он виноват. Берет ночью мешок зерна в своем амбаре, тайком идет к брату и подсыпает ему туда. И тогда засыпает спокойно. А тот женатый, который с детьми, он тоже спит плохо. И думает – «вот несправедливо как – 50 на 50. Обо мне хотя бы дети позаботятся в старости, а у него же никого нет. Я ему говорю – бери больше, на старость откладывай. Так не берет же! 50% отдает мне». Он тоже плохо спит, поднимается ночью, берет мешок зерна и тайком подсыпает брату туда в амбар. При этом количество зерна не увеличивается и не уменьшается, верно? А любовь растет. Любовь то растет. И так они ночью где-то встретились с мешками. «Ты что тут?» «Да я тут гуляю, проветриваюсь…» И когда это обнаружилось, на этом месте люди поставили храм, сказали – «вот так нужно жить в обществе, таким образом». Вот это называется творчество. Поняли смысл творчества? Отдавать уметь, учиться отдавать. Это значит иметь сверхчувствительность. Иначе вы не поймете, что отдавать людям, что же ценного дать людям. Скажем, я хочу дать музыкальный шедевр миру. Завтра, сегодня ночью напишу сонату какую-нибудь, ноктюрн, а завтра дам вам шедевр музыкальный. А вы скажите – «нам такой шедевр не нужен, слушай его сам». Нужен талант, нужны способности. И вот когда вы медитируете на что, чтобы отдавать именно людям, вот тогда вы обретаете совершенство и квалификацию в творчестве. А когда человек думает, как выделиться, как выпендриться, и вот этот выпендреж в искусстве, кривляния – теряет ценность, теряет силу талант. Талант – это умение отдавать.
Есть шесть вещей, которые вашу любовь всегда будут увеличивать. Несложно их записать, три пары всего. Если будете делать это на практике, вы увидите, что в вашей семье сразу всё изменится. Если плохо становится, вот так восстановитесь. Первая пара любовного обмена – это давать дары и принимать дары. Но с чувством. Вкладывать чувства. Сам предмет дара может быть и недорогой, но важно с правильным настроением это предлагать. Не только дни рождения. Например, муж должен делать подарки жене, украшения покупать и одежду. Сам. Регулярно. Сам вместе с ней пойти в магазин и выбирать для нее. Это внимание. Необходимо делать так, написано в Ведах. Иначе она подумает, что он ее не любит. Женщина простая – если на нее внимание не обращает, значит, не любит, если обращает – любит. Всё просто. Поэтому мужчина знает, для него то решение принято уже, свидетельство о браке есть, зачем подтверждать любовь, документ уже есть, всё понятно. А женщина будет сомневаться, если не получает внимания. Поэтому мужчина знает и уделяет ей внимание.
У меня есть знакомый бизнесмен один в Средней Азии. Он женат. У него бизнес непостоянный. То есть деньги, то ничего долгое время. Вот когда денег нет, он не может внимание уделить жене, и отношения портятся у них. Ей кажется, что вот он не работает, ее не любит видимо, ничего больше не хочет ей покупать. Тогда он говорит ей:
— Поехали в магазин!
— Правда?
— Да, поехали.
Едут. Заходят в магазин.
— Выбирай что хочешь!
— Правда?
— Правда. Что хочешь выбирай.
— Вот это хочу!
— Давай! Что еще?
И список составляют.
— Всё выбрала?
— Всё!
— Вот когда будут деньги, куплю всё это. Поехали домой. (смех в зале)
И отношения замечательные. Внимание уделил, то есть заботится.
Итак, давать дары и принимать дары, необходимо это делать, по поводу и без повода. Второй момент – угощать чистой освященной пищей и принимать также угощения друг от друга. В семье это естественно. Не только жена готовит, муж тоже должен готовить иногда пиры. Воскресные пиры в семье должны быть, праздники. Но пища чистая и освященная, приготовленная с любовью, обязательно так должно быть. Пища переносит умонастроение человека, приготовленная на огне.
И третье, самое важное, чему нужно научиться – это открывать свой ум и выслушивать с доверием. Очень важно выслушивать другу друга, сокровенные вещи. Сокровенные, отметьте. Не критику, не какой-то негатив. А сокровенное, близкое, дорогое сердцу. Делиться должны близкие люди. И любовь увеличивается.
Три пары отношений всего. Принципы дадати называются. Они делают друзьями даже врагов. Есть как бы несколько типов вражды. Есть природная вражда, и есть приобретенная вражда. Приобретенная вражда – когда мы обманываем друг друга. Вражда начинается. Или насилие, боль причиняем – вражда начинается. А природная вражда – это как кошка и собака. Нет причины, просто природа у них такая. Так вот эти шесть принципов дадати разрушают вражду и природную, и приобретенную.
Вопрос: Каждый человек ищет свой путь, и я хотела спросить, как вы пришли к своему выбору?
Ответ: Как я пришел к этому выбору? Я пришел через освященную пищу.
Вопрос: А как к освященной пище пришли?
Ответ: Это была тайная организация в Санкт-Петербурге в 1985 году. Вот с тех времен я практикую. То есть мы ходили по подпольному Петербургу, искали всякие вещи эзотерические. В те времена это было преследуемо, даже йога была под запретом, вегетарианство было под запретом, за это судили. «Вегетарианство – вред здоровью», статья была такая. Ну и мы там уже черных магов встречали всяких, и христиан подпольных, и сюрреалистов запрещенных, и Кастанеду запрещенного. Ну те времена, помните, 80-е годы. И друг мне говорит – «тут есть какая-то группа мистиков еще одна странная в городе. Они пищу как то готовят необычно». А я пище никогда особого значения не придавал. Я тут Кастанеду читаю, Махабхарату читаю, а тут пища. Ну что тут важного? И говорю – «нет, не пойду, достаточно мне уже всего этого». И он так обиделся – «ты сначала иди посмотри, а потом скажешь». Думаю – «ну что же там такого значительного?» И это была тайная встреча. Метро «Пушкинская», шесть часов вечера, мы выходили с эскалатора. «Только не группируйтесь вместе, КГБ за ними следит». Я думаю – «что же это за группа такая, пищу готовят, и КГБ за ними следит?» Я очень заинтересовался. Ну, я уже был экстрасенсом тогда, я уже имел опыт выхода из тела астральный, я конечно же гордился этим всем, по тем временам я был необычный человек. Видел ауры и прочее, мысли читал. С детства это умею делать, мысли читать, мы практиковали со школы еще. То есть мне было чем гордиться в то время. И я думаю – «ну хорошо, сейчас я их в метро увижу всех, как мистик, я их распознаю». Я поднялся по эскалатору, бросил взгляд – «боже мой, да тут не надо быть мистиком» — они все ходят свободно по метро и что-то бубнят – бу-бу-бу-бу, мантры повторяют. Думаю – «странно, за ними слежка, их преследуют, а они тут ходят как дома вообще. Странные люди…» Я в угол забился, чтобы посмотреть, есть ли хвост какой-то. Вроде ничего не было. Мы ждали долго двух человек. И вот тут я уже был поражен, конечно. Два человека поднялись по эскалатору как два мамонта. Энергетика такая. Заполнили сразу весь этот купол. Я подумал – «ого!» И какие-то мешки у них за спиной. И такие спокойные, никуда не смотрят, умиротворенные, в центре метро, и все к ним сразу как магнит. Они говорят – «так, за нами, пожалуйста, только не все вместе, маленькими группками. Мы будем идти небыстро, чтобы не привлекать внимания». Все кивнули головой. Я был очень осторожен, даже напуган. И они пошли вперед, и все ровной шеренгой за ними. (смех в зале). «Боже, ну и конспираторы!» Я их всех вычислил сразу. И я шел последним и оглядывался, нет ли хвоста, я боялся, что накроют меня с первого раза, куда я пришел, так и не пойму. И мы пришли в какую-то квартиру питерскую, там, знаете, 200 лет уже не было солнечного света, такие габаритные двери, потолки 3 с лишним метра, коммунальная какая-то квартира. Нас было человек 15 или 20, много было, толпа целая. И открыла женщина, йогиня какая-то, глаза у нее горящие, нос горбом, растрепанная. И какое-то трико на ней дырявое, колени до пола отвисшие, она в лотосе сидит там целыми днями. Простая-простая такая, говорит – «заходите!» — и ушла просто. Вот такая женщина там была хозяйка. 20 человек зашли, как к себе домой, даже не разулись, пошли по паркету, в комнату.
Я был очень стеснительным человеком, я боялся незнакомых людей, есть на людях не любил, отказывался постоянно. Я никогда не мог представить, что мог бы вот так на людях что-то говорить вообще. Меня изменила йога.
И там был диван в углу, и там в углу перед диваном торшер большой. И я сел в угол дивана за торшер светящийся. «Вот это мое место, очень хорошо». И наблюдал, что будет происходить. И они вдвоем так спокойно сели, начали что-то петь. Мы кстати попоем сейчас, моя жена попоет, Ведические гимны, в конце.
Они пели минут 15-20, и у меня от этих мантр просто пошел градом пот, меня просто ошпарило как кипятком. Мне было так плохо… я и задыхался, и весь раскраснелся, температура стала у меня повышаться, я думал – «что они поют такое, скорее бы они закончили эту медитацию». Такая мощь, что я забыл про свой экстрасенс, про всё забыл. Потом всё кончилось, и я вздохнул, уф-ф-ф, отлегло на сердце. Они потом стали говорить, что вот есть душа, есть реинкарнация, есть карма. Осторожно так говорить. Ну, 85 год, может себе представить. Я думаю – «ну ничего тут ценного нет, я уже выходил из тела, а они мне про реинкарнацию говорят. Я уже мысли читаю, ауру вижу, а они мне а-б-в. Нет, неинтересно, надо уходить». И только я собрался уходить, как будто мысли мои считали – «а теперь самое главное, стойте» — как будто мне это сказали. Я опять сел за торшер. Прасад. Что такое прасад – я не знал. «Прасад, прасад…» И пока я думал, что такое прасад, все уже с тарелками сидели с пустыми в руках. Как собаки, знаете, все сидели и смотрели. И все ждали с радостью, все знали что такое прасад! А я не знал, чего они радуются. Кормить нас будут? О боже мой… И вот прошло уже 25 лет, а я помню досконально всё что было на тарелке. Даже те рисинки, те специи, это всё настолько сильно отпечаталось в моей памяти, оказывается. То впечатление очень мощное было.
Первое что они дали нам – это рис недоваренный. Внутри сырой, сверху вот такой. И там было столько же риса, сколько и кориандра немолотого. Ну, немолотого, шарики. Я такого никогда в жизни не ел, всё хрустело, этот аромат в мозги полез куда-то, в нос, внутрь меня, опять какой-то пот пошел. Думаю – «ну и прасад». Потом – «халава, халава, не уходите!» Сладкое блюдо, сладость восточная. Они брали сковородку чугунную, масло сливочное растапливали, и туда геркулесовые хлопья, жарили это все хорошенько со специями, там было корицы очень много, очень много, там была гвоздика, там был черный перец, там была мука, там была асафетида, то есть там были все специи индийские, которые вообще возможно, но корица преобладала. И вот этот букет, аромат, представьте, с изюмом еще, обжаривалось всё это, раскалялось, потом засыпалось сахаром. Сахар таял от температуры, всё, готово. Снимали – цементировалось. Мука добавлялась, чтобы потом это как то разрыхлялось, чтобы не как стекло было. И потом эту халаву откалывали плоскогубцами и молотком со сковородки и мне на тарелку – дзинь! – халава! И после риса я немножко осмелел, помню, забыл о стеснительности, вцепился в этот кусок халавы, чтобы разобраться, что же там такое. И когда я размочил этот кусок, эти специи полезли в меня и какая-то эйфория, какое-то счастье, как будто свет включили кругом. «Я всех люблю». Я думаю – «понятно, наркотики, а что ж еще? Это наркоманы, вот их и преследуют, они в пищу наркотики добавляют». Потом многие-многие так говорили после меня, думали такие вещи. А сам думаю — «ну я же экстрасенс, непохоже что они лгут, люди то вроде честные. Ну, сейчас я проверю всё, расколю этот орешек». И я смотрю на них и говорю – «а можно посмотреть на того, кто это готовил?» Ну, я испытующе. Они аж подпрыгнули от радости – «конечно!» И человек вышел такой радостный – «понравилось, да!?» И я даже растерялся, такие радостные простые люди, не должны обманывать. И говорю – «а можно посмотреть, как вы это делаете?» И в глаза смотрю. И опять радость – «конечно же! Вот адрес, пойдем вместе, я тебя научу готовить, и специи, и рецепты, всё тебе дам!»
И через месяц я пришел по адресу. Я хотел проверить всё до конца, что же это такое. Потому что я неделю был в этом состоянии от этого кусочка халавы. Я потом вышел на улицу, представьте, и мне «Икарус» в нос газанул. И такое счастье… такая любовь отовсюду. Я думаю – «ну что ж такое». И неделю я ходил под этим впечатлением. Потом я пришел, я был художником свободным, вот такие волосы, борода, джинсы. Он на меня посмотрел – «та-а-ак… на кухню в таком виде нельзя. Нужно замотать все волосы». Меня замотали. Волосы не должны падать в пищу, иначе всё оскверняется. У них были такие высокие требования. Он сделал полное омовение, одел абсолютно чистые одежды, чтобы пойти на кухню, чтобы готовить на огне. Я думаю – «ничего себе стандарты» И объяснял значение каждой специи, потому что я толок это в ступке, тогда не было таких готовых специй в магазине. Он доставал где-то, как-то доставал все эти специи, их нужно было толочь, размалывать, вот я старался делать это, он говорил – «нет, надо еще лучше, еще лучше, мы для Бога готовим». Я не был религиозным, слово «Бог» мне не нравилось. Но он был простой, добрый, открытый, и я принимал всё от него. Он показал, как это все на топленом масле, сначала асафетида, затем кориандр, куркума, черный перец, другие специи, несколько секунд – туда овощи, они сейчас впитают этот аромат, затем немножко обжариваешь, рис кладешь сверху, и кипятком заливаешь 1 к 2, соль, закипело, на маленький огонь, сейчас будет рис с овощами уже готов. «Не пробовать, не нюхать, не оценивать» — он мне сказал. Я думаю – «ну как же вот, нюхать – и не оценивать?» Но в его присутствии у меня это получалось. Я чувствовал запах, но желания пробовать не появлялось. Думаю – «интересно он на меня влияет, в нем что-то есть, в этом человеке». Итак, я сделал много открытий, пока с ним готовил. И затем он говорит – «пойдем предполагать это всё Богу». Я говорю – «какому Богу?» «Кришне». «Ничего себе, куда я попал… Что ж такое… Какая-то секта религиозная? Обряд какой-то? Только не это». Я в церковь никогда не любил ходить, потому что там поклоны все эти, молитвы какие-то, мы же атеистами воспитывались. А тут он понес тарелку чистую с этим блюдом, перед изображением каким-то, упал в поклоне, там колокольчик, и бу-бу-бу, мантры какие-то повторяет. И я покраснел, мне так плохо вообще, думаю — «ой, последний раз сюда, точно какая-то секта религиозная». И тут я стою, слушаю эти мантры и опять это чувство – как то все хорошо в сердце, свет какой-то, тепло. «Понятно! Я же мистик, что же я не подумал раньше – это же мантры! Я же знаю, это звук. Чакры, мантры, понятно, в мантрах всё дело». Мы начали потом есть. Такой был праздник! Ошеломляющее очищение! И я так робко говорю – «а ты мне эти мантры не напишешь?» Он опять подпрыгнул от радости, написал мне все три мантры, и как повторять, чуть ли колокольчик мне не дал, я говорю – «нет, колокольчик у меня дома есть, я пошел». Изображение какое-то мне дал. Мне не важно было, эксперимент, я пошел домой готовить теперь сам. Меня встречает жена. Это общежитие студенческое, там комната такая у нас была одна, с такой щелью в двери, где много тараканов. Ну, общежитие студенческое. И я прихожу и говорю – «сейчас я буду готовить!» Решительно так. Она очень удивилась – «ты? Готовить? А ты же не умеешь ничего делать, я же готовлю». «Ну, я картошку пожарю, это я смогу. А ты замотай волосы, иди мой руки и ноги, рот, будешь мыть кухню, а на огне буду готовить я. И не смотри на пищу с вожделением! И на меня тоже! Не оскверняй ничего!» Жена, чувствуя такую мою решимость, думала – «откуда он пришел, странный какой-то». Хотя со мной она спорила, но тут она не спорила, хотела увидеть, что это такое вообще, откуда он и что он делает, как он будет готовить. И я еще, помню, закрывал от нее эту картошку, когда жарил, чтобы она не смотрела, думал – «она всё испортит». А она смиренно-смиренно все делала, все молчаливо выполняла. И потом я понес эту сковородку, помню, в комнату, и жене сказал – «так, выйди туда в коридор. Сейчас я кое-что тут сделаю, а потом будем есть. Сейчас нельзя еще есть». Она еще больше удивилась – «что он там собирается делать с картошкой?» Она ушла, я дверь закрыл на ключ, но я недооценил ее хитрость женскую – она потом вернулась и подсмотрела в эту щель. Она сделала это очень осторожно. И она говорит – «я была в шоке, что с этим дураком? Он этой сковородке кланяется и что-то говорит! Точно, свихнулся». А я чувствую то же самое – «что за дурак я? Сковородке кланяюсь и мантру повторяю. Никогда таким идиотом в жизни не был вообще!» (хохот в зале). Но ради науки, ради эксперимента, ладно, надо сделать, надо проверить вообще всё это. И я читал мантры, значений не знал, ну я вообще первый раз читал, санскрит, не понимаю ничего, и ничего не чувствовал. Чувствовал, что я полный дурак вообще. Мне было стыдно, хотя никто этого не видел, как мне казалось. Мне было трудно вообще кланяться. Никому в жизни не кланяться. А тут я думаю – «ну как поклониться? Ну, никого нет, можешь поклониться? Нет, всё равно как то странно. Ну, ты же гимнастикой занимался? Занимался. Ну, это не поклон, это упражнение – сгиб-разгиб, давай, делай. О, сгиб можно, поклон нет». Вот я столкнулся с этой психологией своей, вот этот бунт, непокорный такой вот. И я всё-таки это сделал через силу, ничего не почувствовал. «Ну всё, шоу закончено, жена заходи, будем есть, всё».
С той же сковородки мы ели. И я ее плохо пожарил, где то она была сырая, где-то подгорелая, где-то соленая, недосоленная, неперемешанная, где-то сухая, мало масла. Ну в общем плохо по всем статьям. И мы вилками, как семья, с одной сковородки, с той же, с которой предлагали, едим. И вот тут началось интересное. Я ем эту картошку, ну и вижу, что там мало соли, много соли, сухая, это я всё понимаю. Ну, я же жарил, всё равно хорошо. И чувствую, что вот тут такое тепло начинается и как бы такой голос незвуковой, мягкий такой голос, ясный, нежный, я слышу. «Ты плохо пожарил картошку». И меня это возмущает причем — «ну и что? Нормально». Ем дальше, принципиально ем. Вторая волна. «Ты плохо пожарил картошку». Так что есть нельзя, что ли? Я уже возмущаюсь вообще, я уже ем, злой такой, ем эту картошку. И третья волна, вот она меня полностью убила, после этого жизнь моя изменилась. Третья волна – «ты вообще в жизни ничего хорошего не сделал». И в этот момент я понимаю, что это чистая правда. Можете себе представить? 27 лет, я ничего в жизни хорошего не сделал. У меня комок в горле, я глотать не могу, что случилось, меня душат слезы, эмоции поднимаются. И я говорю жене фразу – «мы сейчас едим освященную пищу». Она мне знаете что отвечает? Впервые всё это видела и говорит – «я тоже хочу готовить освященную пищу». Вот так всё началось у нас. Ну а потом уже философия, йога, всё открылось постепенно.
Так, это моя жена уже пришла, похлопайте чтобы ее вдохновить, потому что она стесняется петь, а ей сейчас придется петь именно. Вот гармонь у нас есть такая. У нас есть еще другие инструменты, чтобы ритм подыграть. Она будет петь без микрофона.
(поют мелодичный медленный киртан)
Это медитативное пение, мы сейчас пели с вами Махамантру. Есть много гимнов Ведических, это Махамантра. «Ман» – это ум, «траяте» – очищение ума. Вибрации звука, священные слоги очищают ум и сердце. Процесс акармы, о котором мы говорили, разрушает карму. Тот, кто хлопает в ладоши во время этого процесса, у него линии меняются на руке. Можете посмотреть сейчас.
Ну, на этом мы должны закончить. Большое спасибо всем за внимание.

Комментирование запрещено