2010.08.01 | Пушкино | Чайтанья Чандра Чаран пр. | «Ты можешь проповедовать», ответы на вопросы

Матаджи: Как мы можем усилить веру?
Махарадж: Вера уже есть. Сначала научитесь пользоваться той верой, которая уже есть. Преданные боятся, страх мешает. И говорят – как усилить веру? Вот когда преодолеваете страх, вера усиливается. Труса лечат опасностью, так говорится. Используйте ту веру, которая есть сейчас. Если веры нет вообще, то мы не проповедуем, мы ничего не делаем, мы даже мантру не повторяем. Но мы повторяем мантру? Повторяем мантру. Мы следуем процессу? Следуем процессу. Значит, мы должны проповедовать. Что мешает? Просто страх. Какой же выход? Просто проповедовать и всё, страх уйдет. Ну, в моем случае так это было. Больше всего на свете я боялся проповедовать. Больше всего на свете. Страх был выйти к людям и говорить что-то. Это было невозможно для меня. А меня заставляли это делать преданные. И перед лекцией я шел в туалет и молился там. Ну, я скрывал, мне было стыдно признаться, что я боюсь, как я скажу, что я боюсь выходить и проповедовать, ну стыдно же, я же мужчина. И что делать? Говорят – «давай, иди, уже люди там сидят, иди!» Если старый преданный такое говорит, вы же не может спорить с ним. Люди ждут тем более. И я выходил, что-то говорил, сам не помнил что говорил от страха. Думал – «ну все, последний раз. Просто последний раз». Они говорят – «ну ничего, нормально. Давай еще раз иди». И так меня подставляли, подставляли постоянно. А потом вообще на сцену вытолкнули какого-то ДК. Так случилось, что тот старший преданный, который организовывал эту большую программу, не приехал. Не смог приехать. А кто теперь? Люди то пришли. «А, ну давай теперь ты иди». Я ту свою первую программу хорошо помню. Как я встал на сцене, на меня свет направили, микрофон был. Я в дхоти вышел. Ну как дурак полностью (преданные смеются). Босиком, всё как надо. Люди там в зале культурные какие-то сидели. И они смотрят на себя. И я не мог долго понять, почему они все на меня смотрят. Просто от страха ничего не мог понять. И всё что я говорил – ничего не помню, ни одного слова. Мне говорят – «неплохая была лекция, хорошо. Итак, будешь проповедовать, всё». А потом на радио, меня чуть вообще не парализовало. Эфир включили, и я говорю и не понимаю, что я говорю. «Ну, нормально, нормально, давай продолжай». То есть на автопилоте. И потом на телевидение попал, еще хуже. То есть всё хуже, хуже и хуже (преданные смеются). Зато после радио провести нама-хатту показалось уже не так сложно, это уже как отдых, времяпровождение.
Вера есть, я хочу ответить на вопрос так, что вера уже есть, без веры вы бы не практиковали. Но если вы практикуете – вы можете проповедовать. Здесь написано – ты можешь проповедовать. Уже можешь проповедовать, не ждите, что будет что-то еще. То есть денег всегда будет мало, верно? Что делать, ждать, когда их будет больше? Нет, используйте то, что есть.
Прабху: Иногда люди просто не готовы воспринимать духовные знания, которые им рассказывают. И то, что ты говоришь, вызывает у них оскорбительную реакцию. Они начинают смеяться над знанием и по сути совершают оскорбления. Может, не стоит проповедовать важные истины тем людям, которые они не готовы воспринимать, не толкать их к оскорблениям?
Махарадж: Некоторые люди такие. Но некоторые другие. Ради того, чтобы кто-то стал преданным, мы идем на этот риск, мы проповедуем. Чтобы слышали все, может быть, но кто-то услышит. Да, есть такие категории людей, которые будут гневаться, раздражаться. Но нас не должно слишком беспокоить это. И потом важно насколько мы связаны с парампарой внутри. Потому что когда преданный говорит о Кришне, сердца тают все-таки у людей. Мы не просто утверждаем, что Кришна есть. Зачем нам это нужно? Зачем нам просто флаг какой-то поднимать и показывать, что вот мы кришнаиты и Кришна есть? У нас не эта цель, у нас цель другая. Мы говорим – у каждого есть взаимоотношения с Богом. Взаимоотношения с Богом. И Бог всепривлекающий. То есть наше дело добраться до сердца человека. А там уже он сам решает, принимать или не принимать.
(записка) Вы сказали после 50 лучше отойти от материальных дел. Если такая деятельность позволяет говорит о Кришне, но при этом приносит доход, например, профессия консультанта, ее тоже оставить?
Махарадж: Нет-нет, вы не поняли. Если вы проповедуете, делайте всё как прежде. Но если вам мешает это, если эти материальные обусловленности мешают проповедовать – вы погибнете. После 50 вы погибнете. То есть все-таки какое-то время придет, когда вы должны предаться Кришне больше. Каждый из нас. Время – неумолимый фактор. Об этом мы говорим. Чтобы решимость увеличилась немножко. Если кто-то еще нерешительный в этом, то нужно подумать, чтобы решимость была. Время отберет у вас все материальное. Душа пойдет куда-то дальше, без этого багажа, всё оставит.
Накопили в этой жизни миллион долларов, хороший труд. Но в следующей жизни вы не можете заявить права на этот миллион долларов. «Я в прошлой жизни заработал это, пожалуйста, теперь переведите их на мой счет в этой жизни!» Нет-нет, не сработает, то есть вы теряете, это факт.
То есть речь о другом идет. Если вы проповедуете на работе, проповедуете дома, проповедуете на бхакти-врикше, проповедуете всюду — то зачем что-то менять? Как раз об этом Господь Чайтанья и говорит – ничего менять не нужно, просто проповедуйте. Но если обстоятельства материальные не дают вам проповедовать – то это проблема. Или вы так думаете – это проблема. Просто после 50 вы должны сказать вслух, чтобы все слышали – «теперь я начну проповедовать, мне 50 лет, имею право, в шастрах написано. Я 50 лет служил, выполнял свои материальные обязанности, теперь у меня есть еще немножко времени и я должен проповедовать». Вот и всё. Всё что нужно сделать.
(записка) Если ученик не всё понимает, присутствуя на лекциях своего учителя, но занят в его миссии и на всё готов ради него, мешает ли это его прогрессу?
Махарадж: Не всё понимает? Ну и что? Мы не всё все понимаем. Я тоже не всё понимаю. Я даже когда говорю, не всё понимаю (преданные смеются). Как можно всё понимать? Я почти ничего не понимаю, что я говорю. Иногда кажется, что понимаю, иногда кажется что вообще ничего… Я пытаюсь просто служить Кришне.
Никаких проблем не вижу.
(записка) Вы не на все письма отвечаете, а все ли читаете?
Махарадж: Читаю все письма. Отвечать иногда просто не могу физически из-за глаз и компьютера. Серьезная проблема бывает с компьютером и глазами. Смотреть не могу в экран просто. И еще же надо набирать ответ, смотреть с экрана на клавиатуру, туда-обратно. Иногда просто не хочу ничего. Но читаю письма.
(записка) Ученик Нараяны Махараджа с его благословения изучает русские Веды. Он говорит, что арии в Индию пришли с Севера, что староверы тоже поклонялись Радха-Кришне. Ваше отношение?
Махарадж: Ну, это не новое. Если изучить русские Веды, там можно такую информацию встретить, я уже слышал это. Какая разница, с Севера или с Юга, Веда одна была. Она не с Севера и не с Юга пришла. Кришна говорит – «сначала я рассказал эту науку богу солнца Вивасвану. Он рассказал это Ману, прародителю всех людей, а Ману рассказал Икшкваку, первому царю на планете». Поэтому тут не нужно обсуждать, с Севера или с Юга, с Запада или с Востока. Сейчас есть такие ориентиры. Сейчас есть Россия, скажем, и есть Индия. А когда Кришна рассказывал Бхагавад-Гиту, была Россия или Индия? Сами подумайте, были такие названия вообще? Была одна планета с Ведической культурой. Потом уже какие-то исторические течения были, как это всё превратилось в наше общество, в эти границы, в эти названия. Это уже другой вопрос, зачем сейчас спорить о названиях и границах современного мира, когда знание имеет начало с зарождения Вселенной, так написано. Это знание от Кришны, вот что нужно понять, а не от русских или индусов.
(записка) Если ученик полностью занят служением, которое дал учитель, имеет ли он право отказаться от служения, которое для него сложно и не соответствует его природе?
Махарадж: Конечно может, это нужно обсудить с духовным учителем. Надо обсуждать с духовным учителем. Если просто откажетесь, это будет не очень хороший тон. Всё-таки гуру доверяет какое-то служение, а вы отказываетесь, это не очень хороший тон. Но если вы обсудите это с ним, то почему нет? Ведь преданное служение — это не профессия какая-то конкретная, не путайте. Служение внешне может быть разным, это не суть важно. Это детали. Важно служить, а уж как человек может это делать – это детали. Не получается так — делайте по-другому. Разные вкусы есть у преданных, понятное дело.
Прабху: Прабхупада говорил – «если не Кришна Верховная Личность Бога, то кто?» Это говоришь, а некоторые отвечают – «а вот Шива Верховная Личность Бога, написано в Шива-Пуране, и не написано что он полубог, и не написано что он преданный».
Махарадж: Написано? Написано, что Господь Шива величайший, лучший преданный во Вселенной, так написано.
Прабху: Молодые преданные очень успешно начинают проповедовать, даже не обладая знанием, а потом уже нет. Проясните это, пожалуйста.
Махарадж: Да-да-да. Хороший вопрос, почему начинающие преданные могут так успешно проповедовать, так смело проповедовать. Они чувствуют связь с полным целым, вот и всё. Вот тот самый пример, когда человек представляет правительство, приходит в форме. И он уверен, он могущественен, потому что представляет власть, всю власть в одном лице. Или президент станы, он представляет всю страну, очень сильная фигура. Так же и мы, слуги Кришны, Прабхупада говорил. Когда новички это воспринимают таким буквальным образом, они становятся очень сильными. Вера в старших помогает им это делать в основном. А вот когда они видят в старших недостатки, они ослабляются в проповеди, как правило.
Например, как я впервые вышел на улицу книги распространять. Это было очень страшно. И я попросил одного старшего преданного, потому что он вдохновлял нас выходить на улицу, книги распространять. Он дал обет каждый день распространять одну Бхагавад-Гиту. В те времена это было невозможно. Но он делал это. Поэтому просто все рот раскрывали, просто супермен был, очень бесстрашный человек был. И однажды я собрался с духом и подошел к нему. Ну, я как считал, что он, наверное, ходит по улицам и распространяет книги. И говорю – «ты не мог бы взять меня с собой на улицу книги распространять?» Я перепугался до смерти, но с ним то не страшно, он же умеет это делать. Это после его лекции. И он аж побледнел от страха, когда услышал это. Ну, то есть когда он один, он мог скрываться, прятаться, милицию замечать, мог ориентироваться. А тут вдвоем с кем-то, еще с кем то, с неофитом идти на улицу… Но он только что дал лекцию, неудобно было отказываться. «Хорошо». И стал такой настолько серьезный, как будто на войну собрался человек. «Хорошо, пойдем». И я сам тоже, вот это настроение, «пойдем». У него была сумочка с собой, там было несколько Бхагавад-Гит, Ишопанишад. И прямо на Невский проспект вышли. А всё что я знал – это из его лекций было, все мои знания. Он говорил о душе, и эти примеры поражали меня. Примеры Прабхупады, от него я слышал, он меня вдохновлял, этот человек. И в конец концов я вышел на улицу. Заслушался. И он смотрит вот так вот, стоит у стены на Невском проспекте. Толпа идет по Невскому проспекту, и мне самое главное нужно понять, к кому подходить, чтобы не ошибиться, чтобы вас не сдали потом в милицию. Чтобы на атеиста какого-нибудь воинствующего не нарваться. И вот я доверял его глазам, полная вера была, на 100%, что он видит. Потому что когда он дает лекцию, он на все вопросы отвечает, не спрашивая. Я понял, что он видит что-то. Он мне дает Бхагавад-Гиту, я ее за пазуху, он учил как прятать ее сразу за пазуху. И смотреть на людей. Я тоже стою смотрю – ничего не вижу. Кому, куда? И на него смотрю. А он смотрит, у него глаза как рентген, опасность его научила быть мистиком. Он говорит – «вот человек идет, видишь, с бородой, иди к нему». И он на месте стоит. И я оторвался, уверено, что он же видит, уверенно, он то видит, и я с полной верой. «Стойте, подождите секунду, на пару слов». «Да, что?» «Вот есть книга для вас, смотрите», стал что-то говорить, картинки показывать. Он стал серьезным, посмотрел на книгу, на меня, стал слушать, минуты три-четыре. «Сколько стоит?» «25 рублей». Цена была невероятная. Четверть зарплаты. Но деньги то не для меня, я сейчас всё отдам, и говорю смело – «25». Он достает молча деньги, ровно 25, одной бумажкой, отдает мне, я глазам не верю, такая у меня радость, говорю – «спасибо вам». И с деньгами прямо иду к нему, отдаю ему все. И такая радость! Тот так на меня посмотрел – «еще книгу держи». Опять за пазуху. Он опять смотрит. «Вот человек идет». Я говорю — «просите, гражданин, куда вы? Стойте! Сейчас поговорим!» Уже никакого нет страха, уже освоился. Еще несколько минут, 10+10+5, берет книгу и уходит. Я уже прыгаю от радости. Он говорит – «не радуйся, у тебя еще одна книга». Опять смотрит. И так одна за другой четыре книги. А я там уже как дома с людьми – «куда пошел?! Стой, подожди! Не торопись, тут что-то важное у меня есть!» И я возвращаюсь, ну книг больше нет. И он меня спрашивает – «а что ты там вообще говоришь?» «Ну, то что ты на лекции, я просто повторяю».
У меня была вера. Это старший преданный. Эта связь со старшими, эта вера в преданных дает очень большие силы. Очень важный момент. Очень-очень важный момент. Но если мы не верим в общество преданных, мы ослабнет. Мы говорим – осознайте полное целое. Практически мы должны понять, что у нас есть общество ИСККОН, давайте попытаемся понять, что мы одно целое, с этого начнем. У нас будет сильная вера.
(записка) Вы сказали, что отречение – это не избавление от имущества, а использование своей выделенной доли. Как увидеть в чем эта доля?
Махарадж: Вот так вы и видите свою долю. То, что вы можете занять в служении Кришне – это ваша доля. Всё, что вы можете занять в служении Кришне – это ваша доля. Прабхупада говорит – никакой разницы внешне нет. Человек-материалист строит дом. Преданный тоже строит дом. Он же не будет жить на улице. Или будет? Ну, по глазам некоторых я вижу, что они готовы даже на улице жить. Но вообще нет, нельзя, если вы семейный человек, нельзя жить на улице, нужно тоже строить дом. А в чем разница тогда? Почему одного мы считаем отреченным, а другого привязанным? В чем разница? В том, что когда преданный строит дом, он думает – «здесь будет алтарь, здесь будет кухня для Кришны, здесь будут приходить гости, здесь будут нама-хатты». Вот и вся разница. Он живет в доме Кришны практически. Хотя это его доля, это его дом. Каждый скажет – это его дом. Но каждый ходит туда как к себе домой тоже, регулярно. Приходит, съедает всё и уходит. И не платит. Как к себе домой. Если преданный пригласил на нама-хатту, они как к себе домой идут. Всё правильно, это Сознание Кришны. Этим и отличается всё. Мой дом, твой дом — какая разница, дом Кришны. Это твоя доля, я уважаю, но дом то это Кришны. Это выделено как твоя доля, пользуйся, но занимай это в служении Кришне и всё.
А вот то, что не можем занять в служении Кришне и прячем – это не моя доля. Хотя здесь Прабхупада тоже был практичен, говорил, что в век Кали вы должны иметь какие-то сбережения на черный день, семейные люди. Это он тоже говорил. Но мы сейчас не говорим, сколько процентов нужно оставлять, просто Сознание Кришны. Займите всё служением Кришне, всё что имеете.
(записка) Свою Бхагавад-Гиту я приобрел в начале 90-х на Невском (преданные хохочут и аплодируют, связывая это с рассказом Махараджа, как он распространял книги на Невском). Спасибо вам и всем преданным санкиртаны.
Махарадж: Видите, как Кришна устраивает. Мы не знаем, что будет.
(записка) Обязательны ли личные отношения с гуру? Как быть, если хочешь принять гуру из числа учителей, которые редко бывают рядом, и получить их милость лично для себя бывает невозможно?
Махарадж: В этом смысле, поймите только правильно что я скажу сейчас, в этом смысле, в этом контексте, общество ИСККОН будет важнее гуру. В этом смысле. Понимаете, о чем я говорю? Если говорить прямо, то нет ничего важнее связи с гуру. Так ведь? Но как эта связь с гуру поддерживается? Почему гуру употребляется во множественном числе, а не в единственном? Множество шикша-гуру. Если есть дикша-гуру, но нет шикша-гуру, очень сложно будет поддерживать отношения с дикша-гуру непосредственно. ИСККОН – это общество, целое общество шикша-гуру. И мы друг друга вдохновляем. Это вдохновение и есть поддержка отношений с дикша-гуру. То есть дикша-гуру надеется, что у него много учеников, но они все в обществе ИСККОН, они сотрудничают, они общаются, вдохновляют другу друга, проповедуют – так связь поддерживается. Истинная связь поддерживается через наставления, исполнение наставлений.
Но! Опять же есть но. Для ученика на начальном этапе это важно, общаться лично с гуру. У многих есть такая потребность очень сильная. Не знаю, у нас такой потребности обычно не было в те времена. Лично я заранее знал, что гуру не приедет, неизвестно когда приедет в Советский Союз. Невозможно. Мы даже не думали об этом, что возможно когда то лично общаться с гуру. Мы даже не знали, как это будет выглядеть. Есть лекции, мы слушали, есть наставления, есть книги. И когда он приехал через 10 лет, что он сказал прежде всего? «Какая связь, посмотрите, между гуру и учеником! Вот вам самое лучшее доказательство. Я сюда не мог приехать 10 лет, а вы так прогрессируете!» Он сказал – «вы прогрессируете, вы тут целое движение создали. Какое еще доказательство вам нужно?» Без личных отношений. То есть физически личных отношений. Если говорить о лекциях, у нас было всего несколько лекций, переведенных на русский язык, мы их слушали постоянно, две или три лекции каждый день, одни и те же. Книги Прабхупады – Бхагаватам не было еще, Гиту читали. Потом вышел Источник, мы его читали все вместе.
(записка) Если человек только познакомился с Сознанием Кришны, и у него присутствует фанатизм, не будет ли его проповедь антипроповедью?
Махарадж: Каков ответ на этот вопрос? Ты не можешь проповедовать? Но у нас другой девиз сегодня. Как же быть? Как быть с фанатизмом?
Прабху1: Мне кажется, что каждый преданный выглядит как фанатик в глазах материалистов.
Махарадж: Вот есть мнение, что каждый преданный будет фанатиком. Меня часто называли фанатиком интеллигентные люди.
Прабху2: Чтобы добиться чего-то, нужно быть фанатиком.
Махарадж: Чтобы добиться чего-то, нужно быть фанатиком.
Прабху3: Надо курировать этого преданного.
Махарадж: Вот такой есть практический совет. То есть фанатичные преданные не должны быть слишком самостоятельными, независимыми.
Ну не избежать проблем все равно, пока есть фанатизм, не избежите проблем. Когда Прабхупада дал энтузиазм своим ученикам, они стали проповедовать активно, и поступили жалобы. Помните, даже письмо было опубликовано в книге «Наука самоосознания», письмо одной женщины, которая критикует учеников Прабхупады. Пишет ему письмо или беседа была, она пришла к нему и увидела – «вы не такой как они, вы ученый разумный человек, но почему ваши ученики такие? Если у них не берут книги, обзываются демонами. Или требуют пожертвования. То есть просто требуют пожертвования, иначе, говорят, в ад пойдете». Это фанатизм такой, давление. И Прабхупада стал защищать своих учеников. Он назвал их «мои возлюбленные ученики». «Простите моих возлюбленных учеников, они только учатся. Но понимаете, они может дурно поступают, но они на верном пути, они очистятся». Стал приводить стихи из Бхагавад-Гиты, что путь верный, вот так они должны делать, это их служение Богу, но вот они еще такие, но со временем они приобретут качества. Так он защищал Движение. Неизбежно это будет. Если мы боимся таких вещей, проповедь может быть остановлена. Одна из причин. Как остановить проповедь? Очень просто.
— Я хочу проповедовать!
— Это ложный энтузиазм!
Всё, забудь об этом. А если у меня другого энтузиазма нет, что мне делать? И когда появится истинный? А он и не появится. Если я этот ложный не использую энтузиазм, истинный не появится.
(записка) Долгое время духовной практике мешал недостаток веры. Сейчас вера появилась, но мешает недостаток смирения (преданные смеются)
Махарадж: Так, видите, постепенно проясняются наши проблемы, мешающие нам проповедовать.
Это тот же самый вопрос. А как вы думаете, почему люди падают вниз в материальном мире? Почему не поднимаются вверх? Вот по этой причине. Вот тут меня критикуют, мои недостатки – не пойду туда, останусь здесь, на том же месте, где мне спокойно. Зачем мне эти проблемы? Со смирением бороться, да лучше забыть про это всё. Одна кружка пива, другая кружка пива – и всё нормально. Вот к этому всё сводится, к забвению. Потому что как только вы начинаете путь, сразу трудности возникают. А зачем мне эти трудности? А может это не мой путь? А может мой путь просто наслаждаться жизнью, забыть обо всем? Зачем вообще об этом думать, голову сломаешь только. Когда мы поднимаемся из гуны невежества в гуну страсти будет очень много проблем от нас, и в уме тоже. Это не означает, что нужно вернуться в гуну невежества. Совсем не означает. Нужно подняться дальше. Пройти через страсть. Непросто. Но тот, кто пройдет и достигнет благости — достигнет успеха. Это сказано с самого начала – путь будет непростой, нелегкий. «Проповедуй – и станешь совершенным». Один ученик пришел к Прабхупаде и говорит – «Прабхупада, я начал проповедовать… Это очень трудно. Вы хотите, чтобы мы проповедовали, но это очень трудно…» Прабхупада даже разгневался, когда это услышал. То есть только в невежестве можно думать, что духовная жизнь – это легко. Он закричал на ученика – «а кто сказал тебе, что это легко?! С чего ты взял вообще?! Почему ты решил, что духовная жизнь – это что-то дешевое, легкое?»
Когда мы сталкиваемся с трудностями, мы думаем, что это не духовная жизнь, нет. Она должна быть такая, знаете, легкая, спонтанная. Каждый шаг – танец, каждое слово – песня, мы же слышали об этом, Вайкунтха. И в итоге человек оказывается в тамасе, в воображаемом таком счастье. К этому нужно придти ногами, пройти это всё нужно непосредственно ногами. А эти ноги материальные имеют свойство уставать, получать ранения тело может, стариться. Настает время, когда ноги уже не идут. Нужно на четвереньках идти. А потом уже даже и это, ползком нужно идти. Вот какой этот путь. Не думайте что это так дешево. Вся человеческая жизнь полностью предназначена для самосовершенствования, от начала и до конца.
Я не вижу в этом ничего страшного, мы должны быть просто готовы, быть сильными. Не так, что при малейших неудобствах мы отказываемся идти дальше.
(записка) Как осуществить проповедь матаджам до 50 и после?
Махарадж: А в чем там особенность? Я не знаю. Ну, у нас одна матаджи была молода, она очень успешно проповедовала. Потому что была молодая и красивая, успешно это делала. В то время считалось, что чем больше книг человек распространяет, тем более он духовно совершенен. Поэтому мы все восхищались, если кто-то в этот день много книг распространил, значит он был в каком-то духовном экстазе, была особая милость Кришны, мы так к этому относились. То есть количество книг было показателем духовности. И вот у нас появилась одна женщина, помню, давно. Молодая девушка, из Ташкента приехала. И стала книги распространять больше всех. Мы думаем – «как же ж так? Тут уже опытные инициированные преданные, а она раз-раз-раз, и всё. Самая продвинутая?» И потом увидели, что она не проповедовала вообще, она ходила, улыбалась вот так (Махарадж демонстрирует игривую улыбку, преданные смеются), и все книги покупали. Так тоже можно проповедовать. Я правду говорю. Ну, там есть конечно свои границы. Но вы можете так проповедовать. Надеть такие сережки (Махарадж показывает длину сережек ниже плечей), глаза накрасить, прическу сделать, ногти накладные, ну как там, вы же знаете. Ну и главное – походка такая духовная (все хохочут). Всё годится, если люди покупают книги, почему нет? Это природа женщины, она же привлекательна. Не скрывайте свою привлекательность, в этом смысле слова. Мы не распространяем пошлые вещи, но женщина должны быть привлекательна, это ее природа. Тогда она сильная. Если она непривлекательна, она не чувствует уверенности.
Как матаджи Рамбару рассказывала, как она пришла в Сознание Кришны. Ей книгу распространил брахмачарий один из храма. Это ученица Шрилы Прабхупады, она в Германии жила или в Америке. Он предложил ей книгу, и он был такой худой, в шафрановой одежде, такой несчастный совершенно вид у него был, без носков стоял, такой робкий. Он еще к ней подошел, и в глазах болячка какая-то у него, и говорит – «купите книги и будете счастливы» (преданные смеются). И еще на улице было холодно, а он в одном дхоти, ну в общем совершенно жалкий вид. И она просто из жалости, видимо ему нужны деньги, монах какой-то такой совершенно несчастный. И она дала пожертвование, взяла книгу, из сострадания больше. А потом стала преданной.
Другой преданный пошел книги распространять, и дарил благовония людям. Вот если не брали книгу, он все равно вытаскивал благовония и дарил, или после книги, приятное делал. В этот раз он уже эти благовония высыпал в нагрудный карман, подготовил уже, чтобы распространять. И позвонил в дверь. А это были те благовония, которые у него аллергию вызывают. Дверь открывается, у него слезы текут, и он — «пожалуйста, купите книгу». И слезы текут от аллергии. А человек думает, у него несчастье какое-то, нужно помочь ему. (преданные смеются)
А вы думаете, как мы книги распространяем, что люди думают вообще? Вы думаете – «я трансцендентный, я то, я се» – а люди то что думают? Мы не знаем, как мы выглядим, поэтому будьте красивы, привлекательны для людей на улице. Женщины должны распространять как женщины, мужчины как мужчины, почему нет. Почему женщины должны как мужчины распространять? Кто сказал это? Одна красивая женщина может 500 мужчин привести в Сознание Кришны в Москве. Почему нет? Но после 50 это уже трудно будет (все хохочут). Таким способом трудно, нужно менять уже тактику.
(записка) После 50 лет женщине можно выйти замуж? Или посвятить свою дальнейшую жизнь проповеди?
Махарадж: Замуж после 50? Как одна женщина сказала – «если получить инициацию, омолодиться, то можно еще выйти замуж». После 50 — я не могу сказать ничего на этот счет. Я не хочу говорить какие-то формулы Ведические. Мы в жизни всякое видели. Так что это уже на индивидуальное рассмотрение. Я точно знаю, что после 70 лучше не выходить замуж (преданные смеются). После 50 еще не знаю. При наших современных технологиях женщина в 50 лет еще как молодая. Не знаю, не буду ничего говорить на этот счет. А то меня потом будут цитировать. Скажут – а вот Чайтанья Чандра запрещает замуж после 50. Или разрешает. Нет, не знаю, индивидуально.
Харе Кришна!

Комментирование запрещено