«Гималаи с Патитой Паваной прабху» (1. Вход в Гималаи), 2010 год.

Когда мы поем, нужно концентрироваться на пении. Когда мы слушаем, нужно концентрироваться на философии. Когда мы повторяем мантру, мы должны концентрироваться на ней, тогда будет польза. Если мы будем делать наоборот, результата не будет. Похоже на духовную практику, но йоги в этом нет. Когда мы повторяем мантру, мы концентрируемся на звуке мантры, когда мы слушаем лекцию, мы концентрируемся на логике и философии, либо на лиле, тогда будет результат. А иначе будет несварение и придет разочарование. Если во время йоги не концентрироваться на асане, болезнь не уйдет, наоборот, может прийти еще какая-нибудь болячка. Сейчас мы находимся в Гималаях, поэтому мы будем концентрироваться на них, потому что Гималаи – это Сам Кришна. Мы должны понять природу Гималаев.
Проблема в том, что люди приходят в Гималаи не для поиска Бога, они ищут какие-нибудь чудеса и мистические совершенства. До сих пор в Гималаях ищут снежного человека. Приезжают экспедиции, нанимают проводников, слонов, тратят огромные деньги. А вчера я узнал, что слово «йети» означает аскета из ордена Шанкарачарьи. Есть разные ордены йогов, и из ордена Шанкарачарьи обычно йоги самые лохматые, грязные, и они не любят, когда их находят. Когда за тобой бежит толпа с кинокамерами, сетками, чтобы тебя поймать, естественно, ты будешь убегать. В Гималаях много аскетов, они лохматые, они ушли, потому что весь мир их достал. Иногда они выходят, чтобы попить воды, принять омовение, и периодически, на них кто-то наталкивается и пытается поймать.
Гималаи – это дом для йогов, которые живут в пещерах. Это их дома. У них нет света, и это их не волнует. Они используют специальные благовония, сделанные из горных трав, и когда они горят, они освещают пещеру. Когда огонь перестает гореть, они приятно пахнут. Т.е. они находятся на самообеспечении – чистая вода, чистая природа, чистые запахи и свет.
В любой дом есть ворота, и Харидвар – это ворота к Богу, через которые тоже нужно пройти, чтобы очиститься. Мы должны понять, зачем мы здесь. Люди ловятся на рекламу Гималаев, но не понимают, зачем они сюда приезжают. Кришну можно почувствовать везде, но особенно это ощущается в святых местах, в дхаме, в Гималаях. Можно почувствовать состояние освобождения от глупостей, освобождения от материальных желаний. Поэтому в святом месте нельзя совершать глупости и греховные поступки. Святые места – для святых поступков. Если мы совершаем оскорбления в святых местах, мы, таким образом, оскорбляем Бога, и святое место от нас закрывается, поэтому всегда есть 2 святых места – внутреннее и внешнее. Внешнее предназначено для атеистов, которые приезжают в дхаму и видят грязь, мусор. Это внешние вещи. Для человека, настроившегося на святое, открывается внутренняя составляющая святой дхамы. Внутренний объем святой дхамы открывается, когда мы сосредотачиваемся на духовном. Нужно войти очищенным в святую дхаму, и первое, что мы сделали – это совершили омовение в Ганге. Нельзя смотреть на Гималаи, не совершив омовение в Ганге, и традиционно омовение совершается в Харидваре. По правилам мы должны были там остановиться и совершить омовение в Тривени-гхате. Если этого не сделать, то мы будем смотреть на Гималаи и видеть фигу. То место, в которое мы идет – Бхадри-Нарайана, предназначено для того, чтобы усилить наш духовный прогресс.
Когда мы повторяем мантру в святом месте, она усиливается в тысячи раз. Это йога. Когда мы идем в святое место и понимаем, куда мы идем, зачем мы идем, результат в тысячи раз усиливается. Здесь нужно становиться чище, не надо становиться хиппи. Вчера я видел преданных, которые приехали сюда и имитируют из себя йогов. Они грязные, лохматые, но не надо превращаться в йогов, чтобы быть йогом, нужно быть чистым. Мы не должны терять свою преданность, мы должны усилить ее в тысячу раз, потому что мы едем в Бхадри-Нарайан.
Гималаи защищают разными способами. Высота защищает от праздного любопытства. Многие не доезжают до пункта назначения. Выходят и садятся на встречный автобус, потому что думают, что еще рано: надо дерево посадить, сына вырастить, дачу построить. Гималаи – место аскезы, место отречения. У нас не будет нормального жилья, нормальной еды, не будет даже туалета. Придется отречься, почувствовать себя птицей. Гималаи – это сейф ведического знания, и они не предназначены для удобств. В последнее время сюда приезжают хиппи, они едут за ганджой. Обычно их сажают в тюрьму, либо они тонут. Также есть паломники, которые едут в Чатур-ятру.
Гималаи защищают снегом, холодом. Нам повезло, что пока не холодно, но холод будет. Также есть специальный язык йогов — санкхья-баша, этот язык интересно учить, в нем одни термины. Это язык очищенных людей, на нем обычно говорят о Боге. Это защита. Туристы подходят к йогам, хотят пообщаться, но если ты хочешь пообщаться, говори на санкхья-баше. Если говорить о чем-то духовном, надо знать санкхья-баши. Гималаи защищают Гангу, мы видим ее как млечный путь. Ганга – нектар Гималаев, она дает жизнь всей вселенной. Некоторые реки дают жизнь какому-то небольшому городу, деревне, Ганга же дает жизнь всей вселенной. Поэтому умирающему человеку нужно капать в рот воду Ганги, чтобы он мог ощутить нектар, чтобы он получил освобождение, чтобы он мог очнуться в последний момент и почувствовать духовное желание. Так очищает Ганга. Моряки, цари брали воду Ганги с собой в долгие плаванья, и она не портилась. Ей моются, ее пьют, местные жители не могут без нее жить. Это необычные люди, они живут и умирают в водах Ганги. В Ганге плавать нельзя, потому что сильный поток.
Горы – это нечто особенное. Местные водители находятся в религиозном экстазе, и в каком-то роде, невменяемы. У них все легко и здорово. Будет много интересного и веселого, какие-то вещи мы можем оставить в Гималаях, кто-то может не вернуться. Пандавы не вернулись, но мы не Пандавы, мы вернемся. Мы дойдем до храмов, дальше не пойдем. Храмы находятся у подножия великих вершин. В Гималаях одиннадцать 8-тысячных вершин. Четыре мы посетим, т.е. посетим храмы у подножия этих вершин, дальше не пойдем, потому что оттуда точно никто никогда не возвращался.
Допустим, эти 4 горы хорошо видно, но чтобы их объехать, потребуется 3 дня. Кто-то вдохновлялся и шел пешком, чтобы срезать путь, и их никто больше никогда не видел. По горам гулять нельзя. В Ведах есть принцип: вечером, по горам, и в одиночку не гуляют, поэтому вечером все сидят дома, никуда не ходят. Тут нужно быть аккуратными, везде обрывы, даже в тех местах, которые кажутся безопасными. Это места ухода из жизни. Тут есть одна мистическая, вертикальная гора, где смертельно больные люди кончают жизнь самоубийством. С этой горы прыгают, и, не долетая до земли, уходят в духовный мир. Я вам эту гору не покажу.
Горы учат отречению. На пятнадцатом километре подъема вы поймете, что вам даже зубная щетка не нужна, можно купить зубные палочки по 1 рупии 100 штук. Нужны только ноги. Но иногда даже ноги не нужны, можно нанять носильщиков. Тут есть носильщики, у которых за спиной корзинка. Туда они сажают дедушку или бабушку, и несут наверх. Причем носильщики здесь передвигаются бегом, они не могут ходить. Здесь даже коровы бегают вверх и вниз, поэтому, если услышите сзади топот копыт, отходите, потому что коровы здесь бегают стадами. Причем уступать дорогу нужно, прижимаясь к стене, потому что так вас могут только поцарапать, а если прижиматься к обрыву, то можно улететь вниз.
Мы пойдем в Ганготри, в место, где Шива принял Гангу на свою голову. Рядом есть место Багиратха-Шивы, где мудрец Багиратха просил Шиву принять Гангу на свою голову.
Мы говорили, что Гималаи имеют красоту Верховной Личности Бога, поэтому человек может понять красоту Господа, созерцая Гималаи. В течение дня горы меняют свой цвет, это зависит от освещения. Одна и та же гора может быть красной, зеленой и синей, потому что разные полубоги отвечают за разные периоды времени и раскрашивают горы каждый своим цветом. Поэтому горы невозможно нарисовать, их можно только смотреть сердцем. Здесь также много лотосов. Есть земляные лотосы, некоторые растут прямо на снегу, всевозможные лилии, орхидеи.
Гималаи не предназначены для материальных благ, поэтому, хотя в горах много полезных ископаемых, добывать их здесь невыгодно экономически. Здесь есть деревни, которые стоят на дорогих ископаемых, но их жители просто выращивают овощи, помидоры, зернобобовые. Многие пробовали вывозить отсюда ископаемые, но все разорились. Горы защищают человека от меркантильных идей. Невозможно извлечь материальную выгоду из гор. Тут только одна выгода – духовная. Здесь все усиливается в тысячу раз. На чем бы мы ни были сосредоточены, это даст результат. Мы сюда пришли не завершать свою жизнь, а начать духовную. Везде нужно вести себя возвышенно, приносить поклоны, молиться, чтобы все глупости из сердца ушли, и остался только вкус к святому Имени.

Комментирование запрещено